опрос

Устраивает ли Вас качество услуг, предоставляемых учреждениями культуры района
 

фотогалерея

поиск по сайту

праздники

Праздники России

погода

файлы

Яндекс.Метрика
Рубрика «Письма с фронта»
события - Великой Победе посвящается

Мы продолжаем рубрику «Письма с фронта» и предлагаем нашим читателям ознакомиться с работой победительницы районного конкурса проектов «Нижегородская Губерния: история трех столетий» учащейся 10 б Бутурлинской средней общеобразовательной школы им. В.И. Казакова Овчинниковой Валерии (руководитель – учитель русского языка и литературы Т.И. Шагова), который состоялся в рамках VIII Бутурлинских чтений имени маршала артиллерии, Героя Советского Союза В.И. Казакова в 2014 году.


«Никто не забыт, ничто не забыто»

Уходят годы. Всё меньше и меньше остаётся их, ветеранов Великой Отечественной войны. Так неужели наступит время, когда память потомков уже не сохранит ничего о величайшем подвиге народа, отстоявшего ценой жизней миллионов независимость своей Родины, доказавшего, что нет ничего священней Отчизны? И потому самое важное для молодого поколения сегодня – бережно хранить то, что может рассказать о них, прошедших через войну: награды, фотографии. И письма… Фронтовые письма, маленькие бумажные треугольнички со штампом «Просмотрено военной цензурой». В них – великая любовь к родине, страстная, нежная любовь к дорогим сердцу людям и вера в то, что враг будет побеждён.

 

Дорогая моя, на переднем у нас передышка,

Спят в окопах друзья, тишина на другом берегу.

Дорогая моя, поцелуй ты крепче сынишку,

Знай, что вас от беды я всегда сберегу.

(Из стихотворения Андрея Дементьева)

Именно так наши деды и прадеды, сидя в окопах, блиндажах и землянках, в редкие часы передышек и затишья обращались к своим женам и матерям, стараясь хотя бы ненадолго заглушить невыносимую тоску по семьям и родным местам, с которых безжалостно их вырвала самая страшная война в истории человечества.

Письма с фронта – заветные «треугольники», как же ждали вас женщины, изможденные непосильной работой и голодом, в далеком тылу, делая все возможное, а порой и невозможное, для того, чтобы однажды вместо письма с передовой домой пришел сам автор. Пусть израненный и уставший, но живой. В вас, уже пожелтевших, а порой и полуистлевших от времени, сосредоточен целый пласт бесценных исторических хроник, запечатленных непосредственными участниками тех поистине страшных событий: ожесточенные бои под Сталинградом и на Курской Дуге, ужасы Освенцима и Дахау, 900-дневная блокада Ленинграда и оборона Севастополя, а затем взятие Будапешта, Праги, Варшавы и Вены и, наконец, битва за Берлин.

 

Письма с фронта написаны кровью

Наших дедов, мужей и отцов.

В них война породнилась с любовью

По вине черных стай подлецов.

Эти строки я вспомнила, читая письмо танкиста А. Голикова жене от 28 июня 1941, с которого и хотелось бы начать повествование:

«Милая Тонечка!

Я не знаю, прочитаешь ли ты когда-нибудь эти строки? Но я твердо знаю, что это последнее мое письмо. Сейчас идет бой жаркий, смертельный. Наш танк подбит. Кругом нас фашисты. Весь день отбиваем атаку. Улица Островского усеяна трупами в зеленых мундирах, они похожи на больших недвижимых ящериц…

Я сижу в изрешеченном и изуродованном танке. Жара невыносимая, хочется пить. Воды нет ни капельки. Сквозь пробоины танка я вижу улицу, зеленые деревья, цветы в саду яркие-яркие. У вас, оставшихся в живых, после войны жизнь будет такая же яркая, красочная, как эти цветы, и счастливая.… За нее умереть не страшно… Ты не плачь. На могилу мою ты, наверное, не придешь, да и будет ли она – могила-то?»

Читая строки фронтовых писем, мы будто слышим живые голоса солдат. Они рассказывают нам суровую правду окопной жизни. Нет, мы не услышим ни слова уныния, безысходности. И все же поймем главное: война-это тяжкий, изнурительный ратный труд.

Письма фронтовиков как бы отодвигают перед нами завесу времени, позволяют увидеть их такими, какими они были, когда торопливо, привалясь к стенке окопа, а то и просто на колене писали свои скупые строки. В них старались ободрить близких, знакомых, поделиться чувствами и мыслями.

Письма с фронта есть и в нашей семье. Жёлтые, местами обветшавшие от времени, но дорогие сердцу треугольнички. Первый раз я увидела эти письма, когда была маленькая. Они сразу показались мне необычными. Прошло время, я выросла, и бабушка Валентина Петровна рассказала мне историю писем и историю нашей большой семьи.

Однажды бабушка перебирала в старом деревенском доме вещи, хранившиеся в сундуке, и обнаружила в маленькой баночке из-под чая пожелтевшие письма и фотографии. Осторожно, с замиранием сердца бабушка раскрывала истлевшие листочки, рассматривала блёклые снимки. И постепенно в её памяти вырисовывалась история нашего рода, вставало далёкое прошлое, тесно связанное с трагедией всей страны. Я с большим вниманием слушала рассказ бабушки. Мне было интересно узнать , чьи это письма и фотографии и какое отношение они имеют к нашей семье, к Великой Отечественной войне, о которой я знаю только из книг.

До Великой Отечественной войны в селе Напалково жили Василий Яковлевич Тараканов и его жена Прасковья Андреевна, уроженка города Ленинграда. Как в обычной крестьянской семье, у них было много детей: старшая дочь – Ульяна Васильевна, сыновья – Степан Васильевич, Пётр Васильевич (мой прадедушка) и младшая дочка – Ольга Васильевна. Всем им пришлось пройти через тяжёлые испытания военного времени.

Ульяна Васильевна (1916 г-2006 г), тётя моей бабушки, прожила долгую жизнь. Первого июня 1936 года она вышла замуж за Рычкова Николая Григорьевича, им тогда было по 19 лет. Молодая семья вступила в колхоз. По словам моей бабушки, зарплату тогда деньгами не платили. А на выработанные трудодни выдавали рожь, пшеницу и даже сено. Через два года, в 1938 году, у них рождается долгожданный ребёнок – сын Костя.

Передо мной старая фотография, сделанная ещё до войны. На ней -Николай Григорьевич и Ульяна Васильевна, молодые, улыбающиеся. На коленях у отца сидит маленький сынок Костя. Зима. Кругом лежит снег. На всех тёплые пальто, на ногах валенки. Нельзя без доброй тёплой улыбки смотреть на этот снимок. ( См. приложение)

Но семейное счастье длилось недолго – началась Великая Отечественная война. Мирная налаживающаяся жизнь закончилась. Николай Григорьевич уходит на фронт. На войну уходят все мужчины семейства: иначе нельзя – нужно защищать Родину, родную деревню, свою семью.

И в этот трагический 1941 год в семье Николая Григорьевича и Ульяны Васильевны рождается второй сын – Александр. Ульяна Григорьевна, как и её сестра Ольга, продолжает трудиться в колхозе. Теперь на хрупкие женские плечи легла забота не только о собственных детях, но и обязанность сделать всё возможное и невозможное, чтобы приблизить Победу, в которую тогда все твёрдо верили.

Самым счастливым был дом, в который приходило долгожданное письмо-треугольник. Каждый, кто получал заветную весточку с войны, согласится со словами Анны Александровны Песковой, сестры погибшего капитана Павла Пастухова, которая пишет: «Письма с фронта были для нас, без преувеличения могу сказать за всех, духовной пищей, радостью и большой надеждой на счастливое возвращение родного человека домой».

Муж Ульяны Васильевны с первых дней пребывания на фронте шлёт письма. Сохранилось три трогательных письма из 1941 года. Их страницы выцвели от времени, и трудно разобрать слова, написанные карандашом. Содержание этих писем простое и незатейливое, поражает сдержанностью и спокойствием, проникнуто заботой о жене и любовью к сыну:

«14 августа 1941 года.

Здравствуй, дорогая супруга Уля и сынок Костя. Шлю я вам свой горячий привет и желаю всего хорошего. Передай привет папе, маме, Оле. Уля, я сообщаю, что нас сегодняшний день отправляют не известно куда… Когда встанем на точное место, тогда пришлю адрес, а сейчас мы переходим с места на место… Остаёмся живы и здоровы и вам того желаем. Пока. До свидания. Поцелуй Костю за меня сто раз в правую щёчку».

По письмам можно проследить путь Николая Григорьевича на фронт. В следующем письме после традиционного приветствия Николай Григорьевич сообщал:

«20 августа 1941 года…

Дорогая Уля, я сейчас нахожусь в Москве и отправляемся на фронт. Мы были в Горьком одни сутки и в Москве простоим не знаю сколько. Путь наш на фронт. Уля, жить переходи к папе, чтобы было нескучно...Остаюсь жив и здоров и вам того желаю. Поцелуй за меня Костю сто раз…»

И третье письмо пришло уже с поля боя. В нём нет фронтовых подробностей, Николай Григорьевич интересуется жизнью родной семьи, колхоза, в письме нет паники, страха. Это соответствует духу русского солдата, который никогда не будет беспокоить семью страшными подробностями военного быта: им, родным, и так в тылу нелегко, они надеются на солдат, своих защитников, что всё будет хорошо:

«27 августа 1941 года…

Дорогая Уля, мы сейчас на передовой линии, но пока жив и здоров. Уля, пропиши, кого ещё после меня взяли в армию и чего сейчас делаете в колхозе. Пропиши, ты работаешь или нет и где живёшь: дома или у папы. Пропиши, которое письмо от меня получаешь… Живите … спокойно…»

Вот и всё… На этом оборвалась связь Николая Григорьевича с семьёй. Он так и не узнал, что у него ещё родился сын… Вскоре пришло извещение, где сообщалось, что муж Ульяны Васильевны пропал без вести. Ульяна Васильевна не поверила и всё надеялась, что он вернётся, и даже после войны ждала, писала запросы в Министерство обороны, но всё напрасно: солдат не вернулся с войны. Только три письма остались как память о нём. (См. приложение).

Ульяне Васильевне одной пришлось подымать своих сыновей, растить из них достойных памяти отца и деда мужчин. Вот они, их сыновья: старший сын Костя и младший Александр со своей семьёй. (См. приложение)

Сколько их, пропавших без вести, осталось на полях сражения или в безымянных могилах! Нам, молодым, нужно с уважением относиться к памяти о прошлом и знать, какой ценой досталась нашей Отчизне мирная жизнь.

Фронтовые письма. Старые листы из тетради сворачиваются по изгибам, сделанным более 60-ти лет назад. Выцвели чернила, карандаш, поблёкла типографская краска. А матери и жёны верили: похоронка пришла по ошибке.

На войне погиб отец семейства, Василий Яковлевич Тараканов. От него сохранилось два письма: одно адресовано жене – Прасковье Андреевне, другое – дочери Ульяне Васильевне.(См. приложение)

В письме к жене, датированном 2 мая 1942 года, он поздравляет дорогих родных с прошедшим праздником 1 Мая. Строчки письма поистёрлись и их трудно разобрать. Но некоторые слова можно прочитать:

«Только получили приказ, верно, наступать. А теперь простите все Христа ради: жив буду, то скоро пришлю о себе знать, а то значит последнее письмо… С приветом ваш муж и папа В.Я. Писать некогда, жив и здоров, привет всем родным и знакомым».

Вот такие скупые фронтовые строчки старого солдата.

В письме к дочери Василий Яковлевич благодарит её за ответ на его письмо. Читая выцветшие строчки, чувствуешь нежную благодарность и любовь отца и деда к своей дочери и внукам, с которыми его разлучила проклятая война:

«С получением вашего письма спешу написать несколько строк и выразить свою искреннюю благодарность за ваше, Уленька, письмо, которому я был очень рад. Я не могу в своём письме описать то чувство и принести благодарность, кроме одного выражения как только «Бог спасёт»и пожелать вам счастья в вашем упорном труде…»

«Бог спасёт» - так в русской деревне благодарили за доброе дело. « Бог спасёт», а значит «большое спасибо» говорит отец своей дочери за весточку из родного дома.
Младший сын Василия Яковлевича, Пётр Васильевич, тоже воевал. Его комиссовали по ранению: ему взрывом оторвало ногу. Он стал инвалидом. Мой родственник, Пётр Васильевич Тараканов, не был трусом. Об этом свидетельствует орденская книжка, которую я держала в руках. Пётр Васильевич был награждён Орденом Славы 3 степени. Наверное, у него были и другие награды. Умер он 9 мая 1991 года в День Победы. (См. приложение)
Старший сын Василия Яковлевича, Степан Васильевич, во время боя попал в плен, был в концлагере в Литве. Полуживого, весившего всего 37 килограммов, его бросили на улице умирать. Но нашлись добрые люди: они спасли его и выходили. Благодаря им он вернулся живым домой. После войны жил в Санкт-Петербурге, у нас в семейном архиве сохранилась его фотография, где он бодр и весел, играет с собакой. К сожалению, Степан Васильевич тоже умер. (См. приложение) Такова военная летопись нашей семьи, нашего рода:

Похоронка.... Медаль... И памятка...
Вся в крови... - Вот Войны ответ...
Пару писем, что в книге памяти...
ЧТО ЖЕ ТЫ, НЕ ВЕРНУЛСЯ? – ДЕД.?

Во многих семьях, наверное, есть шкатулка, где хранятся фронтовые письма, фотографии, награды. У каждой семьи своя история. Но всех объединяет одно – общая причастность к трагическим событиям Второй мировой войны. До сих пор письма с фронта, обожжённые, надорванные, полуистлевшие, трогают нас до глубины души. И мне хочется обратиться ко всем, живущим в 21 веке:

Прошу вас храните солдатские письма

Они и просты, и порою грустны,

В них столько надежды и вечного смысла,

Прошу вас храните солдатские письма.

Тревожную память людской доброты

С годами не забываются уроки той войны – горькие и победные. И всякий раз 9 Мая как-то по-особенному торжественно звучат слова: «Подвиг народа бессмертен». Вечная память погибшим в Великой Отечественной войне и глубокий поклон выжившим!

Альбом с фотографиями можно посмотреть тут.

 
Официальный сайт Бутурлинского района Нижегородской области